Новый мир с Рильке

Мне открылся новый мир… Это мир слов, но сложенных так, что хочется танцевать, пока они звучат в голове. Если у человека есть талант, то он вот – его видно невооруженным глазом. Не нужно быть знакомым со всем творчеством, чтобы почувствовать, как он страдает, или любит или скучает…. Это не современная поэзия, где рифмы просты и предсказуемы… Это – любовь…Это – Рильке…

Вот только несколько, запавших в душу:

Песнь глубин

О как держать мне надо душу, чтоб

Она твоей не задевала? Как

Ее мне вырвать из твоей орбиты?

Как повести ее по той из троп,

В углах глухих петляющих, где скрыты

Другие вещи, где не дрогнет мрак,

Твоих глубин волною не омытый?

Но все, что к нам притронется слегка,

Нас единит, — вот так удар смычка

Сплетает голоса двух струн в один.

Какому инструменту мы даны?

Какой скрипач в нас видит две струны?

О песнь глубин!

 

Жертва

О как расцветают каждой жилкой

Плоти ароматные пласты!

Посмотри: я — стройный, гибкий, пылкий

По твоей вине. Но кто же ты?

Ухожу беззвучно и бесслезно.

Прошлое осыпалось листвой.

Ты с улыбкой нависаешь звездной

Над собой, а, значит, надо мной.

Детских лет и впечатлений груде

Имя дам твое у алтаря.

Ты его воздвигла на безлюдье,

На венки пожертвовала груди,

Волосами яркими горя.

 

 

Взял твоё лицо

Взял твоё лицо в свои ладони.

Лунный свет в дорожках слёз мерцал.

Из предметов – самый бесподобный

и не постижимый до конца.

Как  послушно – будто вещь обнял –

под рукой застыло безответно.

Но ничто холодной ночью этой 

так не ускользало от меня.

Как же мы познать её стремимся –  

эту малую на вид поверхность –

страсть и мысли посвящаем, волны сердца,

чтоб потом кому явить, скажи?

Тем чужим, что нас не понимали, 

тем другим, что мы не отыскали, 

слугам, тем, что нас вязали,

ветру, что стремглав, умчался в дали,

или тишине – замене лжи.

 

Никак не могу выбрать, какой же из переводов больше нравится – они оба бесподобны…

 

В горькой глубине моих ладоней

отрешённость твоего лица.

В мире нет предмета отрешённей.

Лунный свет на нём — печаль творца.

Словно вещь, покорно и легко,

и руке моей прикосновенно.

Но далёкое… Во всей вселенной,

что живое столь же далеко?

О, как мы стремим нетерпеливо

в эту замкнутую плоскость лика

все приливы сердца,тщетность крика — 

мы себя дарили столько раз…

Но кому? Другим, не понимавшим,

нас случайно или вчуже знавшим,

не искавшим нас и не терявшим,

и ветрам весенним — предававшим,

тишине, что расточала нас…

 Надеюсь в скором времени достичь успехов в изучении немецкого, чтобы наслаждаться оригиналами стихов!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.